USD

41 / 42

38.2 / 38.8

EUR

Налоговая реформа «10-10-10»: стимул для бизнеса или дефолт для Украины

24 августа 2022, 21:41

Поделиться

Facebook Telegram Twitter
Налоговая реформа «10-10-10»: стимул для бизнеса или дефолт для Украины

Заместитель руководителя Офиса президента Ростислав Шурма в интервью Forbes анонсировал принятие новой налоговой модели, которую назвали «10-10-10»: 10% — налог на прибыль, 10% — НДФЛ и 10% — НДС. Среди чиновников, экономистов и представителей бизнеса разразился спор насчёт результатов этой реформы.

Редакция «Нового Издания» решила разобраться в её плюсах и минусах.

Что подразумевает реформа?

Автором идеи, инициатором и координатором процесса разработки реформы является заместитель главы ОП по экономике Ростислав Шурма. Разработкой и расчётами занимались Михаил Кухар (Ukraine Economic Outlook), Анатолий Амелин («Украинский институт будущего») и Андрей Длигач (Advanter Group).

Реформа предлагает ввести такие ставки основных налогов и сборов:

  • 10% налога на прибыль вместо нынешних 18%;
  • 10% НДС вместо 20%;
  • 10% НДФЛ вместо 18%;
  • 0% ЕСВ;
  • 3% военного сбора вместо 1,5%.

Кроме новых ставок налогов, предложено отменить ряд льгот для бизнеса, расширить полномочия налоговиков и т.п. Смысл этих изменений: раз налоги низкие, то их нужно платить всем.

«Мы действительно обсуждаем модель, которая называется 10-10-10: 10% — налог на прибыль, 10% — НДФЛ и 10% — НДС, а также отмена ЕСВ и военный сбор 3%», — рассказал Шурма. Однако чиновник подчеркнул, что окончательного решения ещё нет.

Вместе с такими изменениями предусматривается почти полная отмена всех льгот, ужесточение ответственности за нарушение налогового законодательства и доступ Налоговой к информации о банковских счетах для предотвращения уклонения от уплаты налогов.

«Мы не предлагаем ничего уникального. Например, в США ответственность за нарушение налогового законодательства является самой большой среди всех возможных правонарушений. В то же время мы хотим создать модель, которая позволит Украине быть конкурентной с налоговой точки зрения, в том числе и для глобального бизнеса», — отметил он.

По словам Шурмы, в настоящее время консенсуса в этом вопросе нет, но он надеется, что новую налоговую модель смогут принять «в ближайшие месяцы — полгода».

Также он отметил, что в обсуждении налоговой реформы возникает вопрос, что будет с поступлениями в бюджет в ближайший год. Ведь за счёт собственных доходов Украина едва закрывает 30% своих потребностей.

Хотя, считает он, такая модель даст серьёзный импульс экономике в долгосрочной перспективе, в ближайшие годы нужно иметь явные компенсаторы. К примеру, если все без исключения начнут добросовестно платить налоги по пониженным ставкам. Шурма отметил, что в Украине также недостаточно облагаются налогом такие вещи, как загрязнение окружающей среды или вредное потребление, то есть табак, алкоголь, нефтепродукты.

Кто поддерживает реформу и почему?

Авторы считают, что новые налоги будет выгоднее платить, чем оптимизировать. Они отмечают, что при сохранении текущей налоговой практики бизнес всё больше будет переходить в тень или выезжать из страны. Как результат — в перспективе нескольких лет общая налоговая база страны будет сжиматься, уровень жизни населения падать, а экономика перейдёт к затяжной стагнации.

При условии запуска реформы произойдёт «критическое улучшение налогового климата в стране, что будет способствовать активизации деловой активности, увеличению капитальных инвестиций и в стратегической перспективе — значительному увеличению налоговых поступлений с возможностью достижения профицита бюджета».

По расчётам Киевской школы экономики, осуществлённым на базе бюджетных показателей 2021 года, реформа может привести к падению доходов госбюджета на 3040%. Сами авторы реформы считают, что если бы эта модель была введена с 1 января 2022 года, то доходы сводного бюджета и бюджета Пенсионного фонда снизились бы на 584 млрд грн. При этом годовые расходы бюджета снизились бы на 350 млрд грн.

Уменьшение поступлений они хотят компенсировать на 186 млрд грн в год благодаря ряду мер, например, повышению экологического налога и ставок НДС для фармпродукции и горючего с 7% до 10%. По расчётам авторов реформы, если бы её запустили с 1 января, дефицит бюджета и, соответственно, потребности в привлечении дополнительного долгового финансирования выросли бы на 48 млрд грн.

При этом в инвестиционной компании Dragon Capital допускают, что в случае реализации реформы доходы бюджета могут не упасть, но для этого необходим ряд условий. Например, никаких налоговых специальных режимов, оптимизации, свёрток и контрабанды.

Бизнесмен и инвестор Пётр Чернышов считает, что реформа «10-10-10» — это стимул для детенизации бизнеса. «Это возможность выйти в белую и капитализировать бизнес. Без этого процветающую экономику не построить», — сказал он.

Он поясняет, что в условиях войны дефицит госбюджета будет огромным и его невозможно закрыть никаким повышением налогов или сокращением расходов, на что рассчитывает нынешняя власть. Закрыть его и уйти от разрушительной девальвации и гиперинфляции можно только при условии финансовой помощи западных союзников. А для них нет принципиальной разницы, будет дефицит 71% или 74% (при реализации реформы в первое время дефицит вырастет).

«Предлагаемая система — простая и понятная. В этом её главный плюс. Авторы утверждают, что она почти компенсирует существующий сбор налогов. Тут, конечно, нужна серьёзная дискуссия. Но если это похоже на правду, то реформу надо принимать», — написал Чернышов.

Экономист Ярослав Романчук сообщил в Facebook: «Сам факт появления такой инициативы, её публичной поддержки со стороны ряда VIP-персон власти достоин одобрения. Появление, оформление либеральной повестки дня в Украине затянулось более чем на 30 лет. Если сегодня появился спрос, чуточку приоткрылось окно возможностей, то нужно приложить максимум усилий для полноценной институционализации ценностной экономической политики Украины».

Кто против и почему?

Мнения экспертов и представителей бизнеса разделились, как и среди чиновников.

Против радикализма в налогах в интервью Forbes высказался министр финансов Сергей Марченко. Критикует такой подход и глава финансово-налогового комитета Верховной Рады Даниил Гетманцев.

«Те, кто предлагает снизить налогообложение во время войны, должны подавать комплексные решения. Пока это выглядит так, что люди предлагают поддержать бизнес за счёт снижения пенсий, зарплат медикам и учителям», — сказал он.

Реформа «10-10-10» не находит поддержки и в профильных органах. Так, в Национальном банке остро раскритиковали эту идею, отметив, что её проведение чревато финансовой нестабильностью.

«В условиях значительного снижения поступлений от налогов в результате войны и отсутствия их компенсаторов НБУ не может поддержать инициативы, предопределяющие расширение бюджетного дефицита», — заявили в банке.

Юрист Александр Шемяткин тоже выступил против. «Мой многолетний опыт налогового консультанта и пятилетний опыт соавтора и лоббиста идеи налога на выведенный капитал говорит о том, что реальная налоговая реформа должна начинаться с реформы бюджетной системы. Максимальная децентрализация налоговых поступлений и автоматизация распределения средств между бюджетами ещё на уровне поступления налогов, строгая регламентация формирования расходной части бюджета, максимальная прозрачность расходования бюджетных средств и закрепление права налогоплательщиков по своему усмотрению выбирать, на какие социальные или бюджетные проекты направить определённый процент своих налогов. Без этих изменений смена ставок будет компенсирована властями манипуляциями с базой и варварским администрированием», — написал он.

По словам Шемяткина, невозможно провести налоговую реформу без:

  • бюджетной реформы;
  • отзыва Даниила Гетманцева с должности главы налогового комитета ВР;
  • прекращения судьями учитывать по просьбе власти состояние бюджета при рассмотрении судебных споров;
  • устранения из «реформированного» БЭБ работников нереформированной налоговой милиции.

Инвестбанкир Сергей Фурса отметил, что высокие налоги не являются основной проблемой в Украине. Даже до войны так не было.

«Сдерживало рост экономики, по словам самого бизнеса, отсутствие верховенства права. Суды, суды и ещё раз суды. Ну и силовики», — сказал он.

Фурса считает, что во время войны налоги не снижают. «Очень инфантильно считать, что можно снижать налоги и вести войну. Так ещё в истории никому не удавалось», — заявил банкир.

Он также напомнил, что снижение НДС до 10% — это нарушение требования ЕС, где установили минимальный уровень этого налога на уровне 15%. А снижение налога на прибыль до 10% — нарушение решения G7 о минимальном налоге на прибыль в размере 15%, принятого в рамках борьбы с офшорами.

Стоит сказать, что предмет такой дискуссии очень сложный, однозначно лучшего варианта любой экономической реформы не бывает, многие аргументы как сторонников, так и противников реформы выглядят убедительными. Однако ещё до войны многие специалисты говорили о том, что украинскую экономику нужно менять на системном уровне, иначе она не взлетит. Война, с одной стороны, сделала более явной слабость экономики Украины. С другой стороны, в условиях войны появилось окно возможностей реализовать те меры, на которые в мирное время власть решиться не хочет. Но при этом не стоит забывать опыт Шри-Ланки, где снизили налоги и получили дефолт. Для Украины, наверное, не лучшее время для таких важных и сложных реформ.

Фото: Twitter

Вверх