USD

41.2 / 42.2

38.1 / 38.7

EUR

  • Главное
  • ЭКСКЛЮЗИВ. «Жить можно везде, где не стреляют»: интервью потерявшей дом жительницы Краматорска

ЭКСКЛЮЗИВ. «Жить можно везде, где не стреляют»: интервью потерявшей дом жительницы Краматорска

10 мая 2022, 22:45

Поделиться

Facebook Telegram Twitter
ЭКСКЛЮЗИВ. «Жить можно везде, где не стреляют»: интервью потерявшей дом жительницы Краматорска

Мнение редакции о тех или иных событиях может не совпадать с мнением интервьюируемого. «Новое Издание» лишь даёт информацию из первых уст.

5.05.2022 рядом с квартирой Инны в Краматорске упала ракета. Взрывная волна превратила жильё в кучу строительного мусора. Благо, на момент прилёта Инна со своей семьёй была уже в безопасном месте. Она рассказала журналисту «Нового Издания» об обстрелах Краматорска, жизни в подвале и разрушении квартиры.

— Расскажите, что у вас произошло?
— Произошло это утром, в районе 3:30. Мы уже давно выехали, находимся в Винницкой области. Выехали как раз за пару дней до обстрела ж/д вокзала. А сегодня приключилось такое… Позвонила соседка, сказала, что дом разрушен, под завалами люди. Мы попросили, чтоб соседи сняли на видео состояние нашей квартиры, чтоб оформить какую-то помощь, отправить в «Дію». Мы выезжали эвакуационным поездом. На вокзал нас доставили волонтёры и рассаживали по вагонам.

— Какая сейчас ситуация в городе?
— Люди выезжают, но ехать опасно, едут на свой страх и риск. Долетает часто, сегодня ночь была очень тяжёлая. Столько прилётов по жилым домам, такого ещё не было.

— Вам известно, из чего стреляли, кто стрелял и куда было попадание?
— Это было прямо возле нашего дома, рядом с детской площадкой. От дома 8—10 метров. Там ничего нет, рядом старые разрушенные здания и детская площадка. Судя по воронке, это был авиаудар. Воронка очень глубокая.

— Прямого попадания в дом не было?
— Нет, все повреждения вызваны взрывной волной. Внешние стены, балкон — всё зашло внутрь квартиры, вдавило. С другой стороны выгнуло двери, у соседей с другой стороны дома на улицу вылетели вещи. У некоторых соседей повреждены несущие стены, между квартирами образовались сквозные дыры. Наверное, он уже непригоден к жизни.

— Под завалами были люди?
— Да, у нас инвалида завалило, он не успел среагировать. Его доставали, слава богу, быстро освободили из-под обломков.

— У вас есть бомбоубежища?
— Есть подвалы, но они необорудованы. Там не очень безопасно. Есть бомбоубежище, но до него очень далеко бежать. Люди просто прятались между стенами.

— Вы подали заявку на возмещение ущерба?
— Я попробовала, но не знаю, насколько правильно это сделала. Фотографии отправила. Ответа пока не получила.

— Вы через «Дію» это делали?
— Да.

— Вы сказали, что дом не подлежит восстановлению. Вы рассчитываете, что вам построят новое жильё?
— Я не знаю, будет ли нам кто-то что-то строить. Те, кто там был, кто поднимался на высшие этажи, видел разрушения несущих стен, говорят, что там жить опасно.

— Ваши соседи подавали заявки на возмещение ущерба или восстановление жилья?
— Скорее, нет. У меня соседка — бабушка, она ещё в шоковом состоянии, её сегодня оттуда вывезли. Она ещё не подавала, не знаю, когда она это сделает. Как нам сказали, сегодня приезжала какая-то комиссия, оцепляли дом, но чем закончилось, пока не знаю.

— Были ли погибшие во время этого удара?
— Сказали, что вроде обошлось. Есть пострадавшие и тяжело пострадавшие из нашего дома, но не сказали, кто именно. Они находятся в больнице.

— Какая ситуация в городе сейчас? Насколько часто происходят обстрелы?
— Обстрелы периодически происходят, они довольно нередкие. Раньше таких сильных обстрелов жилых массивов, авиаударов не было. Были разрушения школы, других объектов инфраструктуры, но такого ещё не было.

— Как вы считаете, почему именно туда ударили?
— Честно, я не знаю. Может, это какая-то провокация. Чем они руководствуются, я не знаю.

— Военных объектов рядом там нет?
— Нет, какие там объекты… Там дома, дальше идёт вообще посёлок, одноэтажные жилые дома. Рядом есть станция скорой помощи. Может быть, они хотели её уничтожить. Но зачем она им? Нет, военных там рядом абсолютно нет.

— Расскажите, как вы выезжали, более подробно.
— Мы сидели долго, до апреля, обстрелы всё учащались. И не только авиаудары — нам уже было слышно артиллерию, работающую где-то вдалеке. У нас маленький ребёнок, мы перебрались сначала на дачи, с квартиры съехали. Сидели в погребе, но это невозможно, там 5 градусов, а тревоги были просто бесконечными. Мы там сидели сутками. Мы понимали, что продукты закончатся в магазинах, которые рядом, в город — небезопасно, и кормить ребёнка будет нечем. Нам пришлось выезжать. Мы проезжали через Харьков и Киев. В Харьков когда заехали, долго стояли, потому что были обстрелы города, было видно, слышно. Поезд долго стоял, ждал, пока закончится и дадут разрешение ехать дальше. Мы ехали в никуда. Просто взяли ребёнка, рюкзак с документами и всё. Во львовский поезд мы не влезли, поехали в Винницу. Искали жильё, но потом вышли на волонтёров и нас поселили в общежитие. Насколько долго мы здесь можем сидеть, мы не знаем.

— Какие там условия?
— Жить можно сейчас везде, где не стреляют. Людей много, всё общее, очередь на кухню, в туалет, в душ. Преодолеваем.

 

А вот видео того, что осталось от квартиры Инны.

@novoe_izdanie2022 Разрушенные жилые дома #украина #война #краматорск ♬ UNDERWATER WONDERSCAPES (MASTER) — Frederic Bernard

Фото: Telegram

Вверх