USD

43.8 / 44.8

40.6 / 41.2

EUR

  • Главное
  • Битва за Юг: ждать ли реального контрнаступления в Херсонской области

Битва за Юг: ждать ли реального контрнаступления в Херсонской области

13 июля 2022, 15:08

Поделиться

Facebook Telegram Twitter
Битва за Юг: ждать ли реального контрнаступления в Херсонской области

Довольно часто украинское военное-политическое руководство поднимает тему освобождения Херсонской области. 10 июля об этом заявили достаточно громко: министр обороны сказал в интервью, что лично Зеленский отдал соответствующий приказ, который может дать начало большому боестолкновению с целью овладения Югом, о котором уже и западные эксперты говорят как о главном сражении этой войны.

Конечно, у следивших за событиями на фронте возникают сомнения, насколько реально возвращение Херсонщины после потери позиций в Луганской области. С другой стороны, противник также давно не имеет там территориальных приобретений и не может сейчас бросить все силы на Николаевское направление. Возможно, этим и мог бы воспользоваться Киев при достаточных силах.

Стратегически важный город

Для начала пара очевидных ответов на банальный вопрос: почему Херсон так важен, если основные столкновения идут за Донбасс?

Во-первых, это стало бы ответом всем критикам. Вокруг Херсонской области развернулась дискуссия, почему значительную её часть сдали так легко. Часто звучат обвинения, что пункт пропуска «Чонгар» якобы разминировали перед вторжением, мосты не были взорваны как полагается и так далее.

У военных на этот счёт своё мнение: от ряда оборонительных операций пришлось отказаться из-за особенностей рельефа, превосходящих сил противника и главного приоритета — жизни бойцов.

Конечно, это именно ВСУ должны судить о правильности мер, принятых в феврале 2022 года. Если готовность РФ наступать на Донбассе была вполне ожидаемой и к этому готовились (под Авдеевкой и Марьинкой до этого момента продвижение россиян незначительное), то одновременное продвижение техники с юга и севера стало для многих неожиданностью.

Когда решался вопрос, хватит ли сил для удержания столицы, армия явно была слишком скована, чтобы отражать удар ещё и со стороны Крыма, откуда российская авиация может атаковать практически беспрерывно.

Вот и получилось так, что ВС РФ без каких-либо ощутимых препятствий взяли областной центр, в то время как другие колонны выехали на восток и взяли Мелитополь, пробивая себе путь в Мариуполь.

Вскоре Украина потеряла контроль над значительными территориями на левом берегу Днепра. Также захваченный Херсон создал перманентную проблему для Николаева, который, в свою очередь, в случае потери открыл бы войскам РФ дорогу на Одессу.

Это потом уже провалом обернулось наступление на Вознесенск, да и до Запорожья россиянам также дойти не удалось. Но прорыв в первые часы фактически лишил Украину выхода к Азовскому морю и создал угрозу для судоходства в целом (даже в Чёрном море). И именно из-за возможности обхода с запада был окружён Мариуполь.

Словом, ряд неудач на юге создал проблемы командованию, в том числе и репутационные. И возвращение региона под контроль не только позволило бы выйти на административные границы Крыма, а затем создать плацдарм для освобождения Запорожья и юга Донбасса. Это как минимум стало бы мощным достижением в символическом плане — как украинский флаг над островом Змеиный, только гораздо масштабнее.

В любой непонятной ситуации…

Поэтому неудивительно, что все эти месяцы Офис президента и различные ЛОМы подогревали интерес к готовящемуся контрнаступлению на юге. Мол, когда оно начнётся — военная тайна, но можно быть уверенными, что буквально со дня на день. Могло даже сложиться впечатление, что о Херсоне вспоминают, когда нужно отвлечь население от какой-то другой «зрады».

Обычно чтобы подбодрить украинцев, в новостной сводке сообщали, что в стольких-то километрах ВСУ находятся от областного центра и столько-то населённых пунктов было освобождено. Иногда ещё заявлялось, что группировка россиян в какой-то местности взята в окружение, а плацдарм для наступления уже создан.

На самом же деле Генштаб официально подтвердил освобождение лишь трёх населённых пунктов. Во всяком случае так считают в Центре стратегических коммуникаций и информационной безопасности при Министерстве культуры: там опубликовали разъяснение в связи с дезинформацией, запущенной изданием The Economist, что якобы ВСУ находятся уже в окрестностях Херсона.

11 июня взято Таврийское, ближе к побережью Днепровского залива; 30 июня — Потёмкино, вблизи Кривого Рога, а 2 июля — Ивановка по соседству. Таким образом, все сообщения о «продвижении ВСУ метр за метром» можно считать спекуляциями или хайпом.

Пример «информационной атаки» можно было наблюдать как раз в то время, когда происходили известные события в Горском — Золотом — Северодонецке. 22 июня несколько источников в Сети распространили вброс о «вхождении ВСУ на окраины Херсона», а позднее появилось видео «захода».

Однако официальные лица раскритиковали разглашение «деталей военных операций ВСУ», которые ещё и не имеют фактического подтверждения. Возможно, кто-то просто не согласовал «победные» месседжи, и фальстарт сломал всю кампанию.

Также стоит упомянуть бои за населённый пункт Давыдов Брод на берегу реки Ингулец. Изучая заявления сторон, есть риск так и не понять, кто кого переиграл: хотя после украинского штурма село вернулось под контроль ВС РФ, есть мнение, что рельеф делает эту местность слишком уязвимой, чтобы её удерживать под обстрелами.

Зеленский приказал

Но хотя военные и призывали не торопить события, тему «возвращения Херсона» снова поднял лично министр обороны Украины Алексей Резников. В своём интервью британской The Times он сделал несколько заявлений:

— президент Зеленский поручил военному руководству разработать планы освобождения Юга, важного как экономически, так и политически;

— для этого Украина собирает «миллионные» силы, оснащённые западным оружием.

Министр и ранее вёл исчисление миллионами. В мае он говорил, что Минобороны ориентируется на необходимость обеспечить 1 млн военных для защиты государства.

А всего за несколько дней до The Times он общался с Forbes и упоминал, что уже сейчас Украину защищает более миллиона человек: до 700 тысяч ВСУ, до 60 тысяч пограничников, до 90 тысяч нацгвардейцев и до 100 тысяч полицейских.

Как нетрудно подсчитать, чтобы силы стали «миллионными», их численность надо увеличить не менее чем вдвое. При этом их надо вооружить не только стрелковым оружием, но и укомплектовать необходимой техникой (о чём, кстати, и писали в The Economist).

За этим последовал ещё ряд сообщений. Так, советник главы Херсонской ОВА Сергей Хлань заявил, что российские войска из-за ударов ВСУ перемещают боекомплект с правого на левый берег Днепра, отчего логистика усложняется. Правда, по складам «прилетает» уже и на левом берегу.

Также в Херсоне замечено усиление блокпостов, из чего Хлань делает вывод, что противник готовится к городским боям.

«Надеюсь, что россиян удастся выбить из Херсона без боя, и они пойдут на левобережную часть Днепра. Но надо быть готовым ко всему», заявил он.

К слову, есть риск, что при вынужденном отступлении ВС РФ могут взорвать мосты через Днепр: это не только вынудит ВСУ форсировать реку, но ещё и позволит россиянам обстреливать оставленный город. При этом Левобережье вряд ли будет сдано без боя — это не только буферная зона перед Крымом, но ещё и гарантия безопасности Северо-Крымского канала.

Также активизировался губернатор Николаевской области Виталий Ким, в последнее время не так часто публикующий свои видео. Утром 11 июля он отреагировал на «последние новости» и попросил передать россиянам в окопах Херсонщины, что «до них очередь дойдёт».

Вице-премьер по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Ирина Верещук (которой и самой пророчили кресло министра обороны) призвала жителей захваченных территорий Херсонской и Запорожской областей эвакуироваться «всеми возможными способами».

«Наша армия начинает контрнаступление. Я не знаю, в каких это будет временных рамках. Но точно знаю, что там не должно быть женщин и детей (а мужчинам разрешается? — НИ). И они не должны становиться живым щитом» между нашей армией, нашими вооружёнными силами и врагом», сказала она. 

Советник мэра Мариуполя Пётр Андрющенко также назвал контрнаступление ВСУ одной из причин, почему лучше выехать из города, помимо тяжёлых социально-экономических проблем.

Правда, наблюдательные читатели могли заметить, что это не первое такое заявление Верещук. Когда шло отступление из Северодонецка, она тоже советовала херсонцам выезжать даже через Крым, пока не поздно. По её мнению, нарушением закона это не будет, главное потом выехать на территорию третьих стран и связаться с представителями Украины (например, с консульством).

Впрочем, к такому «эвакуационному коридору» есть вопросы: а если у местных жителей не будет денег на выезд в ЕС? А если им из РФ под каким-то предлогом выехать не дадут — где гарантия, что даже при освобождении Херсона они вернутся домой?

А если они «застрянут» в Крыму, бои за который тоже иногда упоминает украинская сторона — эвакуироваться надо будет уже на материковую часть России? И так далее.

Также надо понимать, что подобные (и притом довольно частые) призывы это ещё и часть информационной войны, чтобы жители юга Украины воздерживались от взаимодействия с российскими назначенцами.

Можно быть уверенными: если активная фаза боёв, как предполагает Зеленский, продлится до конца этого года, то всё это время будут предупреждать о контрнаступлении.

Тем же, кто не сможет покинуть область, первый заместитель главы Херсонского областного совета Юрий Соболевский предлагал готовить укрытие, запас воды и «определённый запас пищи» (непонятно, насколько «определённый», ведь временные рамки не определены никем).

Помимо настоятельных призывов вице-премьера «эвакуироваться», в информационное поле вернули ещё и сюжет об освобождённой Ивановке. Спустя более чем неделю 60-я отдельная пехотная бригада рассказала в репортаже о ситуации в селе, где брошено много единиц российской техники и один труп.

Военные говорят, что ждут приказа, чтобы двигаться дальше. Правда, судя по всему, они просто зашли в оставленное поселение. Освобождение значительных территорий потребует мобилизации куда больших ресурсов.

Западу подготовить(ся)?

Всё это — вместе с постоянными обстрелами Николаева и Харькова — заставляет задаться вопросом, уверено ли само руководство в реализации собственных планов или же это очередная попытка «заболтать» какую-то неприятную новость.

Однако в текущий момент положение на фронте неоднозначное: с одной стороны показывают свою эффективность ракетные установки HIMARS, наносящие болезненные удары по командным пунктам и складам боеприпасов (в том числе в глубокому тылу), а с другой — Россия подтягивает резервы во время «паузы», увеличивает группировку в Беларуси и продолжает обстрелы прифронтовых городов. 

Но есть и такое объяснение, что громкий инфоповод нужен даже не для внутреннего, а для внешнего потребителя. Слишком часто сейчас приходится слышать, что нынешних объёмов помощи для Украины недостаточно, чтобы переломить ситуацию на фронте, и было бы лучше, если бы поставки расширились, но солидарность Запада столкнулась со значительными вызовами.

И если ЕС и США устанут оказывать помощь украинским властям, Украина столкнётся с войной на истощение при дефиците ресурсов. То есть «наступление на Херсон» — это анонс, под который Киев рассчитывает получить достаточно объёмные поставки вооружений, надеясь переломить ход конфликта.

Но пока что эксперты и официальные лица дают понять, что техники нужно намного больше, а тех же HIMARS — сотня или даже сотни. При этом нужно постоянно обучать военных использованию новой техники. Поэтому непосредственно в ближайшие дни значительных перемещений на юге страны ждать не стоит.

С другой стороны, принятая на вооружение ВСУ тактика точечных ударов может сама вынудить ВС РФ передислоцироваться на рубежи, которые легче удерживать (если не учитывать обстрелов, которые уже ведутся). Что, конечно, политически станет проблемой для Кремля: ведь придётся объяснять, почему уход из Херсона стал «жестом доброй воли», а не тактическим поражением.

Фото: armyinform.com.ua

Вверх